Логин
Пароль
запомнить меня
Забыли пароль Регистрация
Главная О нас Акции Помощь (FAQ) Онлайн Бронирование Как оплатить Авиабилеты Форум и община Контакты
Поиск отеля
Выберите город:

или Название отеля:

Дата заезда:

Дата выезда:

Цена:










Тайланд Форум Таиланд

Часовой пояс: UTC + 7 часов

Список форумов RSS FAQ по форуму Галерея Поиск

Его страна и другие животные. Правда или ложь?

Все-все-все о Камбодже. Поддерживается barang.ru

Его страна и другие животные. Правда или ложь?

Сообщение Teacher Irene 22 мар 2010 05:32

Марк Завадский, собственный корреспондент журнала «Эксперт» в Гонконге.

Биолог из России пытается создать на юге Камбоджи «русский Таиланд», привлекая российские инвестиции и защищая свою вторую родину от тлетворного влияния Запада

Николай Дорошенко (в центре) утрясает с камбоджийскими военными план превращения крупнейшего острова страны в туристический центр

Фото: Марк Завадский


На самый дальний камбоджийский остров мы плывем на самом быстроходном катере, какой только есть в Сиануквиле: добираться туда около часа при спокойном море и полтора, если волны. На пирс рядом с главным русским клубом города «Аэропорт» первыми приезжают два камбоджийских генерала с сопровождающими лицами, последним — генерал Данила из России (имя изменено), с маленькой собачкой и домочадцами.

Пирс, катер, пляж и клуб принадлежат скромному российскому биологу Николаю Дорошенко, приехавшему в Камбоджу в 1993 году и сделавшему здесь впечатляющую карьеру. Сегодня он самый известный камбоджийский русский — за глаза его называют русской мафией, олигархом и бароном. Имидж серьезного бизнесмена дополняют два джипа «Хаммер», перстень с черным камнем, полученным от одного из полпотовских генералов, и гостиница Snakehouse, где собрана коллекция самых ядовитых змей Камбоджи, а также с полсотни крокодилов, один из которых сидит на цепи прямо в ресторанном зале.

У Дорошенко в Камбодже репутация человека, который решает проблемы — от получения лицензии на строительство того, что в этом месте официально строить нельзя, до поиска местной девушки, сбежавшей с чужими вещами. Обычно успех иностранца в азиатской стране зависит от того, насколько хорошо он умеет играть по местным правилам, но Дорошенко пошел дальше — он активно участвует в их разработке.

Один из главных проектов Дорошенко — привлечение инвестиций из России для освоения нескольких островов вдоль побережья Камбоджи. Он уверен, что юг Камбоджи можно превратить во «второй Таиланд», куда будут приезжать отдыхать богатые — из России и не только. Сегодня здесь уже четыре «русских» острова, у каждого из которых своя, зачастую непростая история. Впрочем, просто строить Дорошенко неинтересно — среди его новых проектов создание русской школы, музея о периоде правления Пол Пота и единственной в Камбодже специализированной клиники по лечению от укусов змей.

Военная база
Генерал Данила представляет интересы основного инвестора в освоение острова Кох-Танг — группы Monarch, в дебрях офшорных взаимосвязей которой кроются российские учредители. Остров — один из самых крупных в Камбодже: 600 гектаров джунглей и пять песчаных бухт, в каждой из которых планируется построить по пятизвездочному отелю. Центральный будет точной копией главной туристической достопримечательности Камбоджи — храмового комплекса «Ангкор-Ват». Туристов будут доставлять скоростными катерами и средствами малой авиации (на острове планируется построить небольшой аэродром).

Острова не продаются, их можно лишь взять в аренду на 99 лет — 600 гектаров Кох-Танга обойдутся Monarch всего в 30 тыс. долларов в год, причем первые десять лет арендную плату можно вообще не платить. Неудивительно, что на таких условиях многие острова переуступаются компаниями друг другу по несколько раз — «право первой аренды» часто получают организации с хорошими связями, но зачастую без достаточных финансовых ресурсов. Из-за кризиса не хватает денег на строительство и у Monarch, компания сейчас ведет переговоры с китайскими и арабскими инвесторами.

Пока на месте будущего «Ангкор-Вата» расположена камбоджийская военная база, которую Дорошенко собирается подвинуть в глубь территории. По случаю приезда начальства из Пномпеня местные военные надели парадную форму, одного из генералов почтительно подсаживают на раздолбанный мотоцикл — единственное механизированное средство передвижения на острове. «Обычно черт-те в чем ходят, а тут принарядились», — комментирует Дорошенко, наблюдая за тем, как вышагивают по белому песку камбоджийские вояки.

Неподалеку от острова болтается несколько рыбацких судов — это браконьеры из Таиланда и Вьетнама, камбоджийцы так далеко не заплывают. Рыботорговцы утром разбрасывают по акватории несколько десятков плетеных корзин, в каждой из которых сидит по вьетнамцу с несколькими удочками, а вечером собирают улов. Получается по 30–50 килограммов с каждой корзины.

У браконьеров и военных полное взаимопонимание и взаимоподдержка — по ночам тут собирается до нескольких сотен кораблей. «Ничего, начнем строительство, выгоним их всех отсюда, напряжем военных», — говорит Дорошенко. Кроме базы на острове останутся три зенитных орудия на доминирующих высотах — на случай налета вражеской авиации. Воспоминания о войне здесь все еще свежи. Вьетнамцы ушли из Камбоджи лишь в 1993 году, Пномпень в последний раз горел в 1997−м, а остатки полпотовских банд сдались лишь в начале 2000−х.

Дорошенко рассказывает, как однажды сдуру повел группу экстремальных туристов на один из островов, на котором он раньше ни разу не был: они не нашли там ничего, кроме воронок и мин. «Потом выяснил, что американцы его дважды выжигали напалмом, там вообще ничего не осталось, только-только подлесок начал расти», — рассказывает он.

Остров Кох-Танг тоже видел немало. Сначала, во время вьетнамской войны, здесь были базы вьетконговцев, которых обстреливали американцы, затем атаки вьетнамцев отражали полпотовцы. «На острове до сих пор ищут останки погибших американцев, почти каждую неделю прилетает вертолет с поисковыми группами, очень активизировались, когда узнали, что остров получили русские», — продолжает Дорошенко.

Чуть позже он показывает, как надо вести дела с камбоджийцами. «Новую базу строить сами не будем. Доторгуемся до минимума и дадим деньгами, если они их разворуют, это будет уже не наша проблема. Если сами начнем строить, постоянно будут претензии», — поясняет он. Судя по довольным лицам генералов, такой вариант их более чем устраивает.

Вместе с партией
Как и многие иностранцы в Камбодже, Дорошенко начинал с неправительственной организации. В середине 1990−х других возможностей для самореализации здесь не было. Его группа создала ветеринарный реабилитационный центр — в то время съедобных животных из Камбоджи через открытые границы вывозили грузовиками на радость вьетнамским и китайским гурманам. Если партию и задерживали, ее было просто некуда девать: пограничнику было проще получать взятку, чем придумывать, куда девать с десяток искалеченных обезьян. «Два года я фактически работал хирургом, сколько конечностей я пришил и отрезал — не пересчитать», — вспоминает Дорошенко.

Затем настала очередь пномпеньского зоопарка. Дорошенко принимал деятельное участие в его планировке, в Советском Союзе это была его главная специализация. Активность биолога из России местные заметили, и к моменту решающей схватки между двумя камбоджийскими премьер-министрами в 1997 году Дорошенко уже был функционером победившей в итоге партии Хун Сэна. Он вспоминает, как метался на своей «Волге» по горящему Пномпеню в поисках безопасного убежища. «Наш посол тогда уехал отдыхать в Сиануквиль, хотя я ему говорил, что ожидается заварушка. Никто не поверил. Он потом два дня огородами добирался обратно, а посольство стояло закрытое наглухо, никого не пускали», — рассказывает он. На улицах были только разномастные военные и дети, для которых все это стало одним большим приключением.

Дорошенко вспоминает развороченную стену французского посольства, где засела группа полпотовцев, по которой прямой наводкой били военные: «Помню, стоит парень с гранатометом, а пацан к нему подбегает и кричит: “Дяденька, пальни вон туда”, он и палит…»

Затем Дорошенко получил камбоджийский паспорт, поработал в Совете по развитию Камбоджи — организации, регулирующей иностранные инвестиции. Здесь он приобрел связи, которые затем активно использовал в развитии своего бизнеса. Но не обошлось и без курьезов. Однажды его послали на переговоры с французским инвестором, в ходе которых он должен был обговорить размер взятки: французы удивились, сделка не состоялась, а иностранцы еще долго судачили о русской мафии, проникшей в высшие эшелоны власти в Камбодже.

Впрочем, и Дорошенко не застрахован от ошибок. Его владения находятся довольно далеко от главной туристической части Сиануквиля, поэтому есть проблемы с наполнением клуба «Аэропорт». «Мы даже думали пустить по вечерам бесплатный автобус, но потом все посчитали и поняли, что он не окупится: приедут голодранцы-бэкпекеры, потратят доллар и уедут обратно»,
— говорит Дорошенко.

Казус Полонского
Недоброжелатели утверждают, что своим благосостоянием Дорошенко обязан главе группы Mirax Сергею Полонскому, вместе с которым он в 2005 году начинал освоение первого острова. На крошечном каменистом Кох-Дык-Куле (в Сиануквиле его иногда называют «гвоздь» или «остров Полонского») за несколько месяцев кхмеры возвели бутиковый отель на двенадцать номеров, от 300 до 1500 долларов в день за каждый. Сегодня отель законсервирован — нет туристов, последняя группа приезжала еще до Нового года. Раньше здесь проводил мероприятия сам Полонский, но в последние полтора года ему стало не до корпоративов.

Дорошенко владеет островом пополам с Mirax, но Полонский вот уже год ничего не платит — а отель, даже в нерабочем состоянии, продолжает есть деньги: надо платить уборщицам и охране, постоянно требуется мелкий ремонт. Дорошенко признает, что держится из последних сил, приходится непросто — в прошлом году даже пришлось продать третий «Хаммер».

«Полонский оказался слишком доверчивым, плохо следил за своими деньгами, думаете, откуда у Дорошенко все эти “хаммеры”», — говорит «Эксперту» один из русских сиануквильцев. К Дорошенко вообще местные русские относятся с почтительным неодобрением — у менее успешных соотечественников показной шик владельца Snakehouse вызывает сложную смесь зависти, неприязни и уважения. «Обо мне часто слухи распускают люди, которые вообще меня не знают. Говорят, сидели, мол, выпивали с Дорошенко, а я практически не пью», — жалуется он.

«Сидим мы как-то с Николаем, пьем водку…» — как будто специально начинает свой рассказ на следующий день один из камбоджийских старожилов.

В свою очередь, сам Дорошенко к русским относится как к любимым, но непутевым детям: пьют, буянят, ничего не хотят делать, но все равно свои. При этом Дорошенко принимает всех, кто хочет работать, при мне он взял диджеем в «Аэропорт» унылого украинского парня с обвисшими усами вместе с подругой японкой, приехавших попытать счастья в Камбоджу. Хватает и буйных туристов. «Один напился, пошел морду бить крокодилу, пару раз успел ударить, еле оттащили, потом плавал и булькал в аквариуме с рыбками, перед народом красовался, вот что с этим будешь делать?» — говорит Дорошенко.

С одной стороны, ему хочется, чтобы русских в Сиануквиле было много, с другой — понимает, что и проблем с ними станет на порядок больше. Вообще, Дорошенко чувствует себя эрзац-дипломатом и постоянно лезет, куда его не просят, о чем ему регулярно напоминают настоящие дипломаты. Одна из его последних идей — установить в Камбодже памятник 28 советским гражданам, погибшим во времена Пол Пота. «Даже болгары поставили памятник своим, а ведь у них люди вообще по пьяной лавочке погибли», — говорит Дорошенко.

Наши соотечественники погибли в одном из внутренних районов Камбоджи, но памятник он хочет ставить в Сиануквиле — Дорошенко никогда не забывает, что он не только общественный деятель, но и бизнесмен: «Сиануквилю нужны новые достопримечательности, чтобы сюда ехали туристы».

Мост дружбы
В Пномпене надеются, что от развития «русского Сиануквиля» выиграет и столица Камбоджи. «Я собираю все сообщения и документы по проекту Кох-Пу, он должен тут все изменить, это будет новым этапом российского бизнеса в Камбодже», — рассказывает «Эксперту» Геннадий Харасиков, владелец единственного в Пномпене русского ресторана «Ирина».

Харасиков приехал в Камбоджу более десяти лет назад и переезжал со своим рестораном четыре раза. Сначала это была забегаловка возле российского посольства, теперь — небольшой ресторан в тенистом переулке одного из богатых кварталов Пномпеня.

Кох-Пу — второй «русский» остров, освоение которого началось в 2006 году, — уже успел оказаться в центре громкого скандала. Директора (и, по некоторым данным, акционера проекта) Александра Трофимова арестовали за сексуальные отношения с 19 несовершеннолетними девушками. Сейчас Трофимов сидит в сиануквильской тюрьме в ожидании рассмотрения апелляции — суд первой инстанции приговорил его по совокупности к 17 годам заключения.

Компания от Трофимова быстро открестилась, но реализация проекта замедлилась. В кризис у российских акционеров возникли проблемы с деньгами, да и сами акционеры сменились и ушли на дно — их след теряется в офшорах. Пока начато лишь строительство моста с материка на остров («Единственный русский мост в Камбодже», — гордится Дорошенко), но в последнее время особого движения не заметно. Строят мост китайцы, на официальном плакате он представлен чуть ли не символом российско-китайско-камбоджийской дружбы. Затишье на стройке явно вызывает беспокойство начальства. «Ко мне обращались из компании, хотели купить самую крутую камеру наблюдения, чтобы из Москвы или Пекина сразу было видно, что происходит на стройке, но потом передумали», — рассказывает «Эксперту» владелец пномпеньского охранного агентства Phoenix болгарин Митко Иванов.

Наконец, последний «русский» остров, Кох-Рабай, взял в аренду частный инвестор Виталий, который возвел на нем сторожевую будку и тоже затих — кризис резко сузил возможности финансирования, особенно в сфере недвижимости, к тому же намного меньше стало туристов.

Все теперь ждут открытия сиануквильского аэродрома, закрытого три года назад после авиакатастрофы, — тогда сюда потянутся туристы из Анковарата, а сейчас им приходится добираться на лодках или автобусах через Пномпень. По словам Дорошенко, аэропорт должен был открыться уже в начале года. Местные власти хотели приурочить это к визиту французского президента Николя Саркози, но президент не приехал, и открытие отложили. Ходят разговоры и о начале прямого авиасообщения между Пномпенем и Москвой, хотя никакой конкретики тоже нет. Посольство России в Камбодже в лучших дипломатических традициях комментировать развитие двусторонних отношений отказывается.

Русский Даррелл
«Дорошенко — единственный человек в Камбодже с сывороткой от змеиного яда. Если что случится, только он спасет», — говорит мне главный редактор крупнейшей англоязычной газеты Камбоджи Phnom Penh Post Сет Мекснер. В Snakehouse лечат от укусов уже несколько лет, но полгода назад удалось открыть отдельную клинику Hand of Help — помогла одна английская компания. В клинике круглосуточное дежурство, чаще всего укушенных привозят рано утром. Лечение бесплатно для всех — и для кхмеров, и для иностранцев, об этом крупно пишут на плакатах, которые распространяют по Сиануквилю и окрестным деревням: в Hand of Help привозят больных со всей округи, больше их везти просто некуда.

Дорошенко считает, что сегодня от змей камбоджийцы страдают больше, чем от мин, на обезвреживание которых международные доноры выделяют ежегодно миллионы долларов. «Доходит до смешного: они змеиных больных, которым пришлось ампутировать конечности, записывают к себе, чтобы выбить новые деньги», — утверждает он. Увы, но «змеиное» лобби сегодня явно слабее «минного», поэтому в Hand of Help рады любой помощи — недавно одна итальянская неправительственная организация предложила бесплатный транспорт к отдаленным островам, где они содержат несколько школ. В обмен врачи клиники бесплатно проведут диспансеризацию школьников.

В Сиануквиле Дорошенко приобрел репутацию «русского Даррелла» — к нему периодически приходят туземцы, которым посчастливилось поймать редкую змею или рептилию. Для Дорошенко, впрочем, такое сравнение немного обидно. По его мнению, Даррелл не был биологом и ничего не понимал в животных. «Он просто приезжал в дикую страну, нанимал местных, которые за него все делали, а он сам только командовал: поместите этот экземпляр в ту клетку, дайте ему мясо, рыбу и яблоко, оно само решит, что ему есть… Да за такой подход ему бы сегодня впаяли по первое число», — смеется он.

Поэтому Дорошенко даже немного завидует знаменитому британцу. В его времена не существовало международных организаций по охране животных, которые регулярно отравляют Дорошенко жизнь. На каждый вид животных в «гостиничном зоопарке» необходим специальный сертификат, который стоит немалых денег, а его получение занимает много времени. В результате Дорошенко регулярно штрафуют и конфискуют у него животных. «Приехали как-то с инспекцией, забрали сову, она у нас совсем ручная была, с рук ела. Связали ей ноги, бросили в кузов, так она до Пномпеня не доехала, сдохла от жары», — жалуется он. При этом с самими камбоджийцами договориться легко, они этих редких животных привыкли есть на ужин. Основные проблемы — с европейцами, которые пытаются действовать в Камбодже так, будто они находятся в Женеве.

Пол Пот и бэкпекеры
Дорошенко искренне влюблен в Камбоджу и явно идеализирует и саму страну, и местных жителей; идеализирует даже самые трагичные эпизоды. В каком-то смысле он уже стал частью ее истории — в 1990−х годах Дорошенко неоднократно попадал в плен и к полпотовцам, и к тем, кто с ними боролся. «У Пол Пота было всего девять танков, и я залезал в каждый из них», — гордо рассказывает он.

Про Пол Пота он готов рассказывать часами, его мечта сделать в Камбодже музей камбоджийского диктатора, где будет только «правдивая информация». Дорошенко явно симпатизирует «красным кхмерам» (один из бывших полпотовцев даже заведует охраной Snakehouse), он считает, что на них решили свалить все жертвы военного времени. «А был ли тогда другой выбор?» — говорит соратник и помощник Дорошенко Сергей. «Вьетнамцы десять лет грабили Камбоджу, почему об этом никто не пишет? А американцы? Если бы не “красные кхмеры”, в Камбодже миллионы бы умерли от голода», — говорит Дорошенко. Пока музей лишь в проекте, в партии Дорошенко сказали, что поднимать эту тему сейчас не время, но время это придет: во власти в Камбодже сегодня много тех, кто был на стороне «красных кхмеров», особенно среди военных.

Из идеализации Камбоджи естественным образом вытекает демонизация ее врагов: сегодня страна попала под влияние Запада и Таиланда. Отсюда и проблемы — проституция, наркомания, педофилия, гомосексуализм. «В каждом тайском сериале есть персонаж-гей», — возмущается Дорошенко. По его словам, сейчас в партии думают, как сократить поток нежелательных туристов в Камбоджу так, чтобы не навредить отрасли в целом.

Нежелательные — это педофилы и бэкпекеры, которые развращают камбоджийцев, ничего не оставляя взамен. «В какой бар ни придешь — везде наркотики продаются почти открыто», — говорит Сергей. В «Аэропорте» действительно наркотиков нет, хотя и он не остался чужд веяниям моды. «Завтра будет много народу, у нас шоу трансвеститов», — зазывает меня официант.

При мне Дорошенко звонят из Музея этнографии Санкт-Петербурга— директор хочет, чтобы король Камбоджи лично подарил музею двух каменных львов, «желательно ангкорского периода». Их установят в Санкт-Петербурге, место уже найдено. Дорошенко беспомощно разводит руками: где брать львов, непонятно, особенно если учесть, что львы в Камбодже не водятся и их тут почти не изображали. Тем не менее он проводит первичный подсчет: изготовление львов, подарок королю, таможня, транспортировка. Король Камбоджи, как и все чиновники в этой стране, любит подарки, правда поступает с ними по-королевски — король принимает только рис, который он потом раздает бедным жителям.

Пномпень—Сиануквиль

http://www.expert.ru/printissues/expert ... gie?esr=16
Аватар пользователя
Teacher Irene
Проездом
 
Сообщений: 36
Зарегистрирован: 11 янв 2010 12:18

Re: Его страна и другие животные. Правда или ложь?

Сообщение Copain 24 мар 2010 17:39

В статье много бреда.
Мы ее уже обсуждали довольно подробно вот здесь:
http://forum.barang.ru/index.php/topic,1045.0.html
Copain
 

Re: Его страна и другие животные. Правда или ложь?

Сообщение Гость 25 дек 2011 19:44

А что происходит сегодня почти в 2012 году на русских островах?
Гость
 

Re: Его страна и другие животные. Правда или ложь?

Сообщение Хатуль Мадан 26 дек 2011 07:19

Да все нормально - трах, трава, все как положено. Тлетворное влияние Запада. Русский продукт тоже есть - водка.
Хатуль Мадан
 

Re: Его страна и другие животные. Правда или ложь?

Сообщение Copain 31 дек 2011 02:58

Гость писал(а):А что происходит сегодня почти в 2012 году на русских островах?


на этих так называемых "русских островах" не происходит ничего особо интересного.
Один - пустует.
Второй - строится вовсю.
Третий - ждет...

НУ а так в целом все тут в Камбодже хорошо и интересно.
Приезжайте - посмотрите сами!
Copain
 




Похожие темы


Вернуться в Камбоджа

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0

Правила \ Правообладателям

Все тексты, изображения, аудио и видео опубликованные на данном сайте и его сабдоменах являются собственностью их создателей. Любое копирование, использование, хранение и репродукция запрещены. Администрация сайта может не разделять точку зрения авторов статей.

Ivan-Susanin.com © 2017 г.
Все права защищены.
Реклама на сайте Пресса и медиа При поддержке PHPBB
Тайланд Отзывы о Таиланде Фотографии Тайланда Цены Форум Таиланд Дневники Прогноз погоды Где купить?

Здесь находится аттестат на   шего WM идентификатора 000000000000
Проверить аттестат

Мы в:
Класс!

оплата   кредитными картами